02.07.2016

Майданек. Лагерь смерти

Не могу объяснить, почему, но несколько последних лет я осознанно хотела съездить на экскурсию в концлагерь. Это странное желание по плану должно было осуществиться когда-нибудь, но обязательно в Освенциме. А сложилось все совсем иначе, в конце июня мы посетили Майданек. Это также один из самых крупных концентрационных лагерей в Польше, где провели последние и самые печальные моменты своих жизней тысячи узников.
Майданек. Страницы истории

Концентрационный лагерь на окраине Люблина был создан в сентябре 1941 года. Изначально он планировался как трудовой лагерь для 25-50 тыс. заключенных, которые должны были строить здания для полиции и СС. Но впоследствии его существенно расширили.
Памятник борьбы и мученичества (В.Толкин) на входе в комплекс
Справа - охранная будка у входа на поле
Основными заключенными здесь были советские военнопленные, люди, депортированные из других концлагерей, задержанные немцами поляки, а также евреи из различных уголков Европы. Многие узники Майданека погибли от холода, голода, болезней и непосильной работы еще до того, как начались массовые убийства.

А уже в 1942 году Майданек превратили в настоящий лагерь смерти. Первое время для уничтожения людей использовался угарный газ, а потом его заменили на Циклон-Б, который применялся и в Освенциме. Примерно тогда же был запущен крематорий. Но не укладывающееся в голове и абсолютно жуткое по своей сути событие произошло здесь в начале ноября 1943 года. Одно его название чего стоит: Erntefest (Праздник сбора урожая).
Охранная вышка
Проволока, натянутая вдоль бараков
В первых числах ноября заключенных погнали копать рвы. Они были огромные и глубокие: 100 м длина, 6 м ширина и 3 м глубина. Догадывался ли кто-нибудь тогда, что вот прямо сейчас, в этот момент они роют себе могилу?.. Одну на всех, общую.

3 и 4 ноября евреев из Майданека и ближайших лагерей пригнали к этим траншеям. Их разделили на группы и приказали ложиться по «принципу черепицы»: каждый последующий узник ложился головой на спину предыдущего. Около 100 фашистов целенаправленно убивали их, стреляя в затылок.
Вход на поле III (все поля пронумерованы, а между ними лежат особые зоны - междуполья)
Двойные заборы с проволокой, ограничивающие поля
И все это – под звуки веселой музыки, которая заглушала выстрелы.

Когда первый «слой» был убит, его место занимали следующие евреи. И так продолжалось до тех пор, пока яма не заполнилась трупами. Когда «урожай был собран», траншею присыпали землей, а позже убитых кремировали.

Всего 2 дня… 18 000 погибших только в одном лагере.
Охранная вышка, ставшая сегодня вороньим гнездом
В наш приезд по всему лагерю были разбросаны стоги сена
Майданек был ликвидирован 22 июля 1944 года. Когда советская армия вошла в Люблин, немцы в спешке стали эвакуироваться, но у них не осталось времени, чтобы замести следы своих преступлений. Поэтому он достаточно хорошо сохранился. Музей здесь был создан в ноябре 1944 года. Он стал первым в Европе музеем на месте бывшего гитлеровского концлагеря.

Майданек. Год 2016

Во время посещения мы целенаправленно не присоединялись к группе с гидом. Это, мягко говоря, экскурсия не для слабонервных, а я не уверена в своей психике настолько. На подходе к мемориалу не было никакого гнетущего состояния: светило солнце, дул приятный ветерок и жизнь казалась прекрасной. В какой-то момент у меня закралось подозрение, что мы не сможем в полной мере ощутить то, что чувствовали узники лагеря.
Вход в лагерь (здесь не было железной дороги, как в Освенциме, узники шли пешком)
Бараки (розовые штуки на фасадах справа - это огнетушители)
Но ведь на самом деле этого никто не сможет… С гидом или без, в солнце или в дождь – никто.

Впрочем, когда мы вошли в те ворота, через которые в Майданек попадали заключенные, атмосфера стала угнетать все сильнее с каждой минутой.

Первое место, куда попадаешь на территории комплекса, – это газовая камера. Хотя первоначало здесь находился только блок промывки и дезинфекции, через который обязательно проходил каждый вновь прибывший. Он состоял из тамбура, душевой и камеры дезинфекции, которая впоследствии использовалась для удушения людей.
Душевая в первом блоке
Страшная дверь справа ведет в газовую камеру
Но особенно поразили не убогая обстановка, не голые стены, видевшие тысячи смертей, и даже не окошко, через которое подавался газ (?). Самым большим кошмаром, сопровождавшим нас из барака в барак, стал запах. Ужасный, резкий, удушающий, сладковато-древесный запах. В какой-то момент стало очень легко представить, что такой же запах стоял в газовых камерах, когда в них погибали заключенные. И казалось, что легким больше нечего вдыхать. И так сильно захотелось на воздух – не передать…

Весь концлагерь был разделен на несколько полей, по их периметру была натянута колючая проволока, по которой шел ток. Вдоль этого электрического забора возвышались охранные вышки. Некоторые из них сегодня облюбовали вороны, которых здесь очень, очень много. Тревожное воронье карканье и негромкий шелест птичьих крыльев – единственное, что нарушает безмолвие этого места.
Газовая камера
Колонна "Три орла" - первый мемориал Холокоста
Для посещения открыты не все бараки. В некоторых из них размещена информация, в некоторых – фотографии. Некоторые хранят личные вещи и обувь тех, кто ими никогда уже не воспользуется. Где-то показан быт узников: тесно прижимаясь друг к другу стоят нары. Но среди всех этих экспозиций была одна особенно впечатляющая – мультимедийная “Shrine” в бараке 47. В нем практически нет света, и даже свет с улицы сюда не попадает. По центру барака установлена инсталляция из низко подвешенных лампочек. И все это сопровождается неразборчивым нарастающим шумом, гулом сотен встревоженных голосов, мужских и женских. Они пугают и давят настолько, что у меня даже проскочила мысль вообще закончить нашу экскурсию. Отсюда хотелось уйти как можно быстрее, смыть с себя это все, отвлечься, и, если это хоть немного возможно, забыть.
Вдоль всего барака - ящики с обувью узников
Один из вариантов нар. Были и такие, которые шли одной сплошной кроватью
“Shrine”, барак 47
В самом дальнем углу комплекса расположен крематорий, который фашисты, убегая, не успели уничтожить. В нем сохранились печи. А рядом – саркофаг, под бетонным куполом которого собран прах погибших здесь людей. Поднимаясь к нему, видишь вдалеке город. Там где-то все идет своим чередом, люди живут, строят планы, на что-то надеются и во что-то, наверное, верят. А ты стоишь и понимаешь, что те, кто уже навсегда здесь, они ведь тоже хотели и жить, и надеяться, и верить. Только вместо этого все, что от них осталось, замуровано под холодным бетоном.
Крематорий, который не успели уничтожить
Большие печи
За время существования концлагеря через него прошло порядка 150 000 человек.

Люди 54 национальностей.

Жители 28 стран.

78 000 погибших (60 000 из них – евреи).

Каждый второй, переступив порог Майданека, назад уже не вернулся.
Мавзолей. "Наша судьба для вас предостережение"

К.

Комментариев нет:

Отправить комментарий